» » » Исследования процессов (механизмов) запоминания и закономерных условий их осуществления.

Исследования процессов (механизмов) запоминания и закономерных условий их осуществления.

Исследования процессов (механизмов) запоминания и закономерных условий их осуществления.


Здесь уже только память, связанная с познанием. Классики связывали эффективность запоминания с временем. Некие хранилища, у каждого из которых есть ограничение во времени. А в современных подходах другой принцип, сохранение определяется не временем запоминания, а характером задачи и характером внутренней работы, требующей осуществления этих задач. Классическая последовательность меняется местами - сохранение материала во времени есть функция от работы с ним. В классике память именовалась способностью. В современных - память – это формируемый функциональный орган по решению определенных задач. 1) Заучивание рассматривается как решение задачи. 2) Решение мнемической задачи связано с деятельностью, в которую задача включена. 3) Запоминание материала связано с его местом в структуре выполняемой деятельности.
1) На примере двигательной памяти, запоминание как решение задач. Классика – Д.Уотсон, современный – Н.А.Бернштейн. Как развести формирование двигательного навыка у этих двух авторов. Для Уотсона это формирование есть организация движений во времени. Для Бернштейна – решение двигательной задачи, построение движения, выполнение программы движения, которая может уточняться по ходу выполнения. Уотсон изучал факты. Бернштейн начинает рассматривать как создаваемый факт (артефакт) и поэтому ему необходимо смотреть внутренний процесс этого построения. Для Уотсона определяющим фактором при формировании является количество повторений, каждая проба как неизменный факт. Бернштейн показывает, что повторение поверхностное условие формирования. Повторение без повторения, каждая новая проба что-то изменяет в процессе выполнения программы, в самом субъекте. Расширяющее повторение, связанное с постоянной коррекцией. По Бернштейну навык можно постоянно совершенствовать. У Уотсона навык есть набор или цепочка последовательных стадий выполнения движений. У Бернштейна уровневая концепция двигательного навыка. Не распределение во времени а тип двигательной задачи. Общий принцип – развертка фоновых уровней. Прекращений действий в операции, анализ структуры выполняемого действия.
Навык это конечно функциональное образование, которое зависит от типа задачи и условий её выполнения. Но не только двигательная память, а любая мнемическая способность является именно таким функциональным образованием.
2) Связь решения мнемической задачи с целостной структурой деятельности, в которую она включена. Основным автором тут является К.Левин гештальтпсихолог. Левин не изучает память ради неё самой, а как артефакт, как последствие выполнения других действий. Явления запоминания и забывания могут с одной стороны зависеть от объективных внешне фиксируемых факторов. Левин не изучает память связанную с восприятием. Его интересы глубже, память связанная с мотивацией. Бартлетт заметит, что запоминание селективно. Или Фрейд сказал бы, что забывают п.ч. не хотят запоминать. Левина не интересует эта базовая мотивация, а интересует ситуативная мотивация, от которой зависит настоящее выполнение действия. Взаимодействие субъекта с объектом происходит в мотивационном поле. Квазипотребность субъективный эквивалент, объективный – валентность объекта. В мотивационном поле формируются напряжения, связанные с целевой структурой действия. Память это тоже функция от сохранения целевой структуры действия.
Эффект Зейгарник – это общая зависимость непроизвольного сохранения материала от того, что действие было прервано. Этот эффект исследовался детально. Действие должно быть прервано в тот момент, когда целевая структура с необходимостью возникла, а само действие ещё не произошло. Действие прерывается в неожиданный момент, чтобы напряжение в мотивационном поле сохранилось. Второе внутреннее условие – это установка на запоминание снижает силу эффекта. Если испытуемый соглашается с экспериментатором, то эффекта может не наблюдаться полностью. Но в отчете будут прерванные действия и содержание действий выполненных.
Другая ученица К.Левина – это Г.В.Биренбаум. Тема её работы как бы дополняет исследование Зейгарник – забывание тоже непроизвольное. Забывание намерений формально, но этим занимается психоанализ. А Биренбаум и Левина интересует более тонкая вещь – когда намерение может сохраняться, а соответствующее ему действие не сохраняется.
Способность воспроизвести ранее приобретенное знание и выполнить знакомое действие. И тогда само явление забывания открывается нам в следующем контексте. Ведь забыть – это прежде всего забыть о самом содержании намерения, например вытеснить его аффективно. Левин изучает забывание, при котором целевая структура существует, напряжение не снято, но не выполняется вовремя не воспроизводится соответствующее действие.
Обычно опыты в левиновских (и Биренбаум) экспериментах проходят несколько дней. Испытуемый выполняет задания, фиксирует их на бумаге и ставит подпись в конце каждого листа. Во время опытов бывают перерывы и интересно посмотреть как будет выполнять инструкцию испытуемый после перерыва. Во время перерыва испытуемый может быть довольно активно. Но после происходят интересные изменения – испытуемый забывает ставить подпись на листе бумаги. Т.е. формально целевая структура временно распадается. Но инструкцию испытуемый не забыл, потому что на следующий день без всякого напоминания он продолжает выполнять инструкцию полностью, ставя свою подпись. Забывание подписи после перерыва – это явление замещения, временное разрушение целевой структуры. Опыты продолжаются, в мотивационном поле происходят все те же задачи и целевая структура восстанавливается.
Левин продолжает рассуждать о том, что может привести к подобным фактам временного разрушения целевой структуры помимо введения паузы. Также это резкое изменение валентности (например, испытуемому внезапно предлагают листы другого цвета или формата). Или, например, замещение прямое (например содержательное). Например, задание нарисовать на листе свою красивую бумагу. Он её нарисовал, а подпись поставить забыл. Содержание замещает. Испытуемый пытается произвольно удержать в памяти намерение. Иногда испытуемый знает, что он чего-то не сделал и именно поэтому забывает выполнять действие соответствующее намерению. Всем приходилось носить в кармане письмо, чтобы опустить его в почтовый ящик. Испытуемый такой горд тем, что помнит о своём намерении. Но именно это преувеличенное намерение вытесняет само действие. И возвращаясь домой обнаруживает, что письмо осталось в кармане. Хотя Левин говорит о квазипотребностях, но не отрицает и базовых потребностей. Если намерение сталкивается с некоторыми базовыми потребностями, то оно заведомо может быть забыто.
Третье направление. Изучается зависимость запоминания материала от его места в структуре выполняемого действия. Предыдущее направление говорило: запоминаем (или забываем) тогда, когда сохраняется целостная структура действия. А здесь структура у субъекта есть, но интересует то, какова сама структура выполняемого действия. Если Левин изучал забывание намерений и соответствующих действий, то в данном направлении запоминание содержания выполняемого действия.
Основное положение П.И.Зинченко и А.Смирнова: память это как бы артефакт, побочный продукт всякой выполняемой деятельности. Речь идёт прежде всего о непроизвольном запоминании, собственно мнемической задачи у испытуемого может не быть. Если материал забывается или запоминается, то это зависит не просто от времени, а от типа решаемой задачи. Иными словами резкое противопоставление ассоцианизму. Затем Зинченко замечает, что явление непроизвольного запоминания не является результатом прерванного действия. А является продуктом от того места, которое занимал материал в структуре выполняемого действия.
Эксперимент Зинченко прост. Много дополнительных специальных факторов, но чистая инструкция. Испытуемым предлагают задачи разного содержания с одним и тем же материалом. Материал суть 15 картонных карточек, на которых изображены различные предметы и в углу стоит цифра. Испытуемым предлагается выполнять с этим материалом 2 различные задачи. Первая группа испытуемых классифицирует предметы на карточках. Вторая группа выстраивает карточки по числам. Место задачи в структуре выполняемого действия определяет продуктивность непроизвольного запоминания. В первой группе прежде всего запоминали предметные значения. Во второй группе – цифры. Гипотеза: на что обращал внимание, то и запомнилось.




Зинченко хочет доказать, что не само по себе внимание определяет непроизвольное запоминание, а всё-таки место в структуре выполняемого действия. Второй эксперимент Зинченко, направленный не только на подтверждение гипотезы, но и на уточнение вопроса с вниманием. Группа взрослых и группа детей. Им предлагают одно и то же задание. Им дают числа, о запоминании которых будут спрашивать. С числами надо выполнить определенные арифметические операции и затем составить задачу на материале выполненных действий. Задание было совершенно идентичным для обеих групп и тогда различие в запоминании должно если произойдет благодаря различию испытуемых. Результат оказался таким, что дети запоминают числа лучше, чем взрослые. Для детей запоминаемые числа находились на уровне действий. Выполнение арифметических задач на уровне действий. А у взрослых это было на уровне операций, а значит запоминание происходило с меньшей вероятностью.
А.А.Смирнов исходит из предположения о том, что любая выполняемая деятельность имеет мнемическую направленность. И, следовательно, её продуктом может быть запоминание материала. Эта мнемическая направленность может быть как не произвольной, так и произвольной. Надо упомянуть опыты Истоминой. Чтобы повысить мнемическую направленность надо сделать деятельность ведущей. Надо воспользоваться смыслообразующей функцией мотива для повышения продуктивности выполнения какой-то деятельности.
В опытах Истоминой предлагалась участникам игра в магазин. Игровая ситуация существенно повышала результат мнемических действий. Лучше запоминали числа с ценами на продукты из игры. В других опытах испытуемые запоминали то, что мешало выполнять указанные действия (вовремя успеть на работу в институт). Именно неожиданность. Опрашивали испытуемых о том, что они запомнили по пути на работу. Однажды попытались вспомнить о пути на работу. Одна женщина эмоционально вспомнила как на узкой тропинке перед глазами широкая спина мужчины и она никак не могла его обойти.
Несколько слов о произвольной направленности. Она более ярко выражена. Мнемическая направленность присутствует в сознании как намеренная потребность и выступает в виде специфических мотивов и установок: а) полнота запоминаемого материала; б) точность; в) последовательность; г) прочность во времени; д) своевременность.
Общий вывод из опытов Зинченко и Смирнова поможет войти в следующую тему. Они упоминаются и сегодня современными когнитивными психологами как особое направление. Запоминание – есть результат работы с материалом, выполнения определенной задачи. Запоминание не есть результат времени как такового, а именно мнемической работы. Либо судить о памяти во времени либо по характеру работы с материалом.


Видео Лекции по общей психологии Петухов В.В. (Лекции 1-30)
Видео Лекции по общей психологии Петухов В.В. (Лекции 31-54)

Общая психология: Лекции по общей психологии. Конспект курса лекций (Оглавление)




Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии

Код: Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: