Классические представления о внимании.

 Классические представления о внимании.


Будет удобно задать структуру ответа на этот вопрос. Возможно три подхода. Первый – структурный, который ставит проблему внимания в контекст проблемы сознания. Представлен Вундтом и Титченером. Второй - функциональный. Яркий представитель У.Джемс. Рассматривает проблему внимания в контексте жизнедеятельности вообще. Третий – наиболее распространенный генетический подход. И как филогенез и как антропогенез , как онтогенез или как актуалгенез. Как развитие внимания в процессе выполнения или освоения какого-либо действия. Здесь основным автором является Т.Рибо. Люди и вещи. Вещи, прежде всего, искусственно созданные, предметы материальной культуры.
С одной стороны собственно воспитание внимания (взрослый воспитывает внимание ребенка). По этой линии следует указать имя Н.Ф.Добрынина. Здесь внимание как развитие активности субъекта, где ведущую роль играет социальное окружение. По второй линии, где вещи за Рибо осознанно последует линия формирования внимания Л.С.Выготского. Но Выготский не ставит проблему внимания, как особую, его интересуют ВПФ в принципе. У него был продолжатель линии формирования внимания. Он заново поставил проблему внимания. Это П.Я.Гальперин, связавший проблематику формирования внимания со средствами и самим процессом формирования умственных действий. На вопрос «существует ли внимание как самостоятельная сущность?» Гальперин даст положительный ответ.
Первая часть – внимание и сознание в концепциях Вундта и Титченера. Синоним слова внимание – понятие апперцепции. Этот термин классической психологии и философии. Начинают определять апперцепцию по Лейбницу и определяют её как конечную ясную фазу восприятия, на которой происходит узнавание, идентификация (отождествление) и/или понимание материала.
Следующий автор, который даёт определение апперцепции шире Вундта. Это Герберт психолог и философ. Апперцепция – это фундаментальный процесс приобретения знания, касающийся воспринимаемых свойств нового объекта, события, идеи. Процесс апперцепции связан с ассимиляцией этих объектов, событий, идей с опытом уже наличным (содержанием существующего знания). Под апперцептивной массой имеется в виду какое-то количество знаний в прошлом опыте субъекта. Авторы вслед будут понимать апперцепцию как связь с прошлым опытом.
У.Джемс посоветовал бы педагогам для развития внимания учеников произвольного – с помощью связи с прошлым опытом, с тем, что когда-то уже вызывало интерес. Можно перейти к вундтовскому определению апперцепции. Связывает его с процессом перцепции. Вот структура сознания и в ней действуют два вида сил – перцептивные и апперцепционные. Перцептивные действуют на периферии сознания. Перцептивные силы помимо прочего это стремление к расширению. Что-то входит на периферии в область сознания. А апперцепционные силы действуют в центре сознания.
Апперцепция – это активный умственный процесс отбора и структурирования внутреннего опыта, связанный с определением фокуса внимания внутри поля сознания. Главное у Вундта, что в структуре сознания действуют силы. У процесса есть результат, условно описываемый так. Когда о чём-то фундаментальном, практически всегда есть триединство. Познавательный - связанный с психическим представлением. Тогда апперцепция на этом языке состояние ясного и отчетливого сознания. Второй аспект аффективный (чувственный). В результате интроспективного усилия приходят к чувствам неудовольствия и аффективного напряжения. И наконец, волевой (моторный) аспект. Не имеются в виду внешне выразительные движения. Может, для Вундта в определении апперцепции наиболее важно чувство внутренней активности (кинестетической). С чувством деятельности Вундт связал вообще человеческое начало и сказал о внимании как о самостоятельной активности.
Имеет смысл перейти к англичанину, а позже американскому подданному Э.Титченеру. Титченер наиболее полно описал проблему внимания, считает что внимания как самостоятельной сущности нет в отличие от Вундта. Потому что внимание (как будут утверждать и многие другие авторы) и привлечение к нему особого исследовательского интереса связано с одной старинной философской проблемой. Я что-то делаю и при этом внимателен, что это означает? Что я управляю своим поведением, владею им. Титченер продвигается дальше и опасается введения идеи гомункулуса, не хочет вводить эту идею внимания. Внимание только здесь в рамках наблюдаемого сознания. И поэтому внимание – это фундаментальное свойство (но не сущность) сознания, которое называется сенсорной ясностью.
Титченер последовательный ученик Вундта, но тем интереснее, что он не во всём пошел за учителем. Во-первых, сенсорная ясность, то есть связанная с восприятием, с чувственной сферой. Это не та ясность, которая встречается у Вундта и не в смысле «понимание». Титченер один из тех, кто различает ясность и интенсивность. Он обращается к самому себе, как к владеющему методом интроспекции человеку. Интенсивность – это свойство самого объекта или ситуации. И акты внимания как раз и состоят в том, что оно определяется не интенсивностью, а субъективным сенсорным переживанием ясности. Если свет яркий, звук громкий, то это вовсе не значит, что только этим будет определяться его переживание ясности. Ясность может что-то добавить к физической интенсивности или отнять, но не наоборот. Если я к чему-то привлёк внимание и это мне ясно, то это не зависит от физической интенсивности.
Внимание в принципе возможно и без чувственных и кинестетических представлений. Далее Титченер вводит представление о двух формах внимания (первичный и вторичный уровень внимания). Первая пассивная форма внимания, прежде всего, определяется характером объекта. Вторая активная. Непроизвольная и произвольная. Естественная и искусственная. Первая пассивная форма такова. Определяется характером объекта. Многое может зависеть и от интенсивности стимула, его повторяемости, его новизны, связи с личным опытом, движения стимула, отношения к потребностями.
Вторичное внимание. Прежде всего, это результат усложнения нервной системы. Пассивное внимание протекает без препятствий. А признаком вторичного активного является столкновение стимулов. Сижу за письменным столом, а за окном пожар. Естественное движение процесса может нарушиться. Это как бы ситуация перцептивного конфликта. Активное внимание начинает здесь принимать форму чередования, переключение внимания от одного стимула к другому. Но в конечном итоге происходит акт произвольного выбора внимания между этими двумя стимулами. Например, сидящий за столом выбирает не идти смотреть на пожар. Поэтому речь идёт об активности субъекта. Вторичное внимание предполагает период учения и воспитания. И если этот выбор и период учения завершился успешно, то на язык просится слово третичное, но произносить его нельзя, п.ч. это не только уровни, но и формы. В результате вторичной стадии внимание снова становится первичным, беспрепятственно протекающим. Есть уровень верхний (на вершине волны, где имеет место высокая степень сенсорной ясности) и нижний (смутность). И в модели волны уровней может быть не только два.
У.Джемс о внимании. Основным его понятием является поток сознания. Но его нельзя отделить от телесной деятельности и жизнедеятельности в целом. В таком контексте и рассматривается внимание. Основная функция внимания – это упорядоченность впечатлений. Окружающие объекты обладают массой аспектов и в ней надо навести порядок. Упорядоченность как раз и связана с вниманием. Внимание не есть лишь свойство сознания. Оно связано и с определенными физиологическими условиями (механизмами). Внимание рассматривается как единый психотелесный акт.
Обычно внимание связывается с сосредоточенностью. Но Джемс берёт и противоположный полюс рассеяния (скажем, когда пробуждаемся ото сна, когда ещё нет направленности психических процессов, нет разделения на центр и периферию, значимое и не значимое). Возникновение внимание можно сравнить с пробуждением ото сна. Формулировки Джемса имеют под собой конкретную эмпирическую основу. Джемс задаёт основы многим последующим теориям.
Сидим в гостях за столом, где много людей (различных объектов для внимания) и участвуем в застольной беседе. Обычно она ведется с каким-то конкретным человеком. Из всего потока впечатлений надо выделять некоторый основной поток (фокальное внимание). Это и есть основная функция внимания – отбор и селекция впечатлений . Но за праздничным столом у внимания есть также и функция отслеживания того, что происходит мимо фокуса сознания. Расширенная внимательность есть и к другим впечатлениям. И там может быть нечто интересное. Вторая функция внимания - удержание всего сознательного потока. Следим за чем-то одним, но осуществляем мониторинг и более широкого потока.
Представление Джемса о видах внимания, прежде всего, в функциональном смысле. Области познавательной активности, в которых внимание участвует. Области две – восприятие и мышление. Первое – чувственное (перцептивное) внимание. Его Джемс именовал наблюдательностью. Второе – интеллектуальное, связанное с изучением не значимых на первый взгляд свойств объекта. Его Джемс именовал проницательностью.
Джемс говорит о средствах внимания. Первый вид – внимание без средств (непосредственное) связано с некоторым естественным личным интересом. Второй – опосредствованное внимание к таким объектам, которые с первичными нашими интересами могут быть не связаны. Опосредствованное внимание всегда является ещё апперцептивным (в смысле Герберта, связи с прошлым опытом). Т.о. внимание определяется личным интересом и прошлым опытом субъекта.
Третье основание выделения видов внимания связано с наличием усилия. Конечно, психическое усилие, которое имеет ряд телесных выражений. По этому основанию выделяется непроизвольное и произвольное (наиболее интересное) внимание. Само усилие субъекта, так или иначе, связано с характеристиками объекта. Объекты внимания (мотивы) при отборе и удержании материала изменяются. Т.е. с ними происходит определенная работа. Особенно интересно, когда малозначительные и малоинтересные (незначительные в интеллектуальном смысле) аспекты объекта начинают выделяться. Внимание связано с развитием прошлого опыта, а также с интеллектуальным развитием. Недаром одно из положений Джемса состоит в том, что гений – это внимание. Внимание тем самым занимает ведущее место в организации познавательной деятельности.
Важен характер объектов. Возможность их преобразования (чувственного, мысленного), переорганизации. Приводит пример бинокулярного соревнования, когда на сетчатки попадают сигналы противоречащие друг другу. Внимание происходит путём перебора различных аспектов объекта, перебора материала. На высших формах развития внимания перебору приходит на смену выбор. Что такое характер объектов для гения: эти объекты представляют собой связную серию, части которой объединены единым принципом. Внимание выступает здесь как определенный организующий объект процесс.
Когда психолог-классик начинает говорить о физиологических механизмах, то важно сделать следующее замечание. Внимание для Джемса не результат физиологической активности. Оно связано, конечно, с психической, сознательной активностью субъекта. Когда психолог занимается физиологией, он пытается понять психотелесный механизм. Пытается расширить телесные средства. К психотелесным механизм относит Джемс три: идеационное (связанное с определенным представлением, имеющим и центральную природу) возбуждение кортикального центра, приспособительные движения органов чувств, усиление кровообращения. В конце прошлого века сосудодвигательные реакции занимали особое место для психологов. Связывалась с активностью вообще и творческой в частности.
Центральное место занимает первый механизм, названный преперцепцией. Предвосхищение, антиципация . Поскольку материал представлен в сознании широко, то есть возможность предвосхищать или подготавливать познавательный акт. Интеллектуальное внимание связано с предвосхищением (идей, представлений). Преперцепция есть подготовка познавательного акта (физиологическая).
В качестве особого вопроса «есть ли преперцепция в чувственном внимании?». Даже чувственное внимание ребёнка является направленным определенными аспектами объекта. Объект всегда не разнороден и в нём есть значимые аспекты. Значимость связывается с интересами и прошлым опытом, но это факторы преперцепции. И, наконец, развитие внимания тесно связано с развитием воли. Воля сводится к овладению объектом, управлению вниманием, к подавлению посторонних факторов.
Педагогические замечания Джемса двух групп. Первая состоит в том, что нужно учитывать уже существующие интересы субъекта, сложившийся опыт. Но нельзя идти у него на поводу. Вторая состоит в том, что развитие воли и внимания это выполнение первоначально бессмысленных занятий, не вызывающих интереса. Особо отмечается связь внимания с активностью субъекта, в т.ч. по отношению к самому себе.
Подход Джемса может быть прослежен у Ланге. Развитие внимания связано именно с произвольностью, хотя она понимается у Ланге, прежде всего, как моторная активность. У Джемса воля сама по себе как личностная активность находится за пределами исследования, изучаются лишь её психотелесные механизмы. Они подчеркивается и у Ланге – условия волевого акта внимания. Можно добавить роль приспособительных движений, о которых говорит Джемс. И можно вспомнить представление Джемса об эмоциях, где управление эмоциональными состояниями связано с управлением периферической телесной активности.
Следующая – моторная теория внимания Т.Рибо. Это третий генетический подход к изучению внимания. Рибо изучает внимание в контексте развития общественной культуры. Тут мы имеем вновь представление о множественности сознательного опыта (полиидеизм как некое естественное состояние сознания и психотелесной деятельности). Рибо намеренно обращается к случаям патологии и к вниманию на ранних этапах онтогенеза. Внимание там конечно есть, но оно непроизвольно, не сохраняет своих свойств. Непроизвольное внимание невозможно представить без двух областей феноменов. Внимание связано с аффективным интересом (страх, удивление, испуг и т.д. – это ещё и феномены внимания). Тем самым подчеркнута связь с мотивационной сферой субъекта.
В том-то и состоит проблема для определения внимания, что здесь мы не наблюдаем управление собственной мотивацией. Внимание может быть привлечено аспектами объекта, быть связано с аффективными состояниями и потребностями. Но здесь нельзя говорить о внимании в подлинно человеческом смысле. Собственно внимание не естественный процесс.
Вторая область феноменов – это моторика . Рибо особо останавливается на всём многообразии приспособительных движений. В непроизвольном внимании эти акты определены природно. Это как бы источник, а можно сказать – материал для развития внимания. Овладеешь движениями и овладеешь вниманием. Пока на непроизвольной стадии движения обеспечивают внимание, но сам субъект едва ли владеет ими. Скорее это сопровождающая активность, не представленная в сознании.
Рибо вводит понятие об относительном моноидеизме. Одна идея, направленный процесс, едва ли может оставаться в сознании долго. Удержание идеи связано с усилием, которое необычайно трудно выполнять. Рибо говорит об искусственном внимании. Наше искусственное внимание развивают (воспитывают) люди и вещи. Рибо говорит о развитии внимания как о процессе социализации индивида, вхождения его в общество. Возможностей развития две.
Прежде всего, Рибо рассматривает связь внимания с мотивацией. Сделать интересным то, что не является таковым по природе – вот задача воспитателя. Особую роль обретают социальные взаимодействия. Рибо это строгий воспитатель, принимающий субъекта таким каков тот есть, но предъявляет много требований. Условно выделяется три стадии, напоминающие обычную дрессировку. К естественному стволу субъекта надо привить какие-то новые виды деятельности, новые аспекты познания. Первая стадия по Рибо – обращение к первичным мотивационным образованиям (к аффектам ребенка). Скажем, быть внимательным под страхом наказания. Положительные и отрицательные санкции. Здесь как бы природный эгоизм, житейская рациональность. Вторая – возникают вторичные образования в результате социальных взаимодействий. Ради чего я удерживаю какую-то пусть не вполне интересную идею. Появляются такие мотивы как соревновательные, которые нередко связаны с формированием самолюбия. Важную роль здесь начинает играть чувство долга. Это уже искусственное внимание, но ещё никакое. Внимание не организованное, не самостоятельно организованное, с учетом другого. Третья - организованное внимание. Это уже виды деятельности как результат привычки. В каком-то смысле результаты научения, где высшей формой в мотивационном смысле становится любовь к труду. Как признак культурного внимания, цивилизованности. Рибо не идеалист, всё это говорилось Рибо-педагогом. Есть другое основание для развития внимания.
Только теперь Рибо начинает говорить как автор моторной теории внимания. Наша познавательная деятельность, наше восприятие, наше мышление невозможно без движений. Через какую сферу субъект может получить искусственно организованное внимание? Прежде всего через моторику. В определении звучало, что развитие внимание связано с задержкой естественных процессов, с моторным усилием. Нет восприятий без движения. Всякий орган не только чувствительный, но у него есть и двигательная часть. Первоначально движения выполняют лишь функцию внешнего сопровождения, но не являются осознанными условиями. Воспитание внимания идёт через моторику. Когда движения выполняют психотехническую, организационную функцию, тогда и становится возможно развивать внимание.
Усилие – это единое психотелесное усилие, активность управляемая в своей моторной части. У Рибо два направления, которые будут развиваться в том числе в отечественной психологии. Первое направление – воспитание внимание. Это связь с мотивационной активностью. Второе – формирование внимания. Речь начинает идти о некоторых искусственных средствах. Проблема этих средств не была достаточно разработана (Выготский полностью принял идею Рибо о социализации, но заметил неточность в отношении средств).
Первое направление связывает внимание с активностью личности, субъекта в широком смысле. Условный представитель этого направления Н.Ф.Добрынин, который, как и Рибо не только исследователь, но и воспитатель. Активность может быть природной (субъект жизнедеятельности) и социальная (связанная с взаимодействием с другими людьми и именно об этой предпочитает говорить Добрынин). А как бы третий вид – собственно личностная активность, связанная с наиболее развитыми формами внимания.
Определение внимания по Добрынину – это направленность (выбор деятельности и поддержание этого выбора) и сосредоточенность (углубление в данную деятельность и отвлечение от всякой другой) психической деятельности. Мы встречали у Титченера непроизвольное и произвольное внимание. С другой стороны появляются также непосредственное и опосредствованное внимание. Добрынин выделяет как бы три уровня развития, из которых первый – непроизвольный и непосредственный.
Средствами или условиями внимания является активность субъекта. На этой стадии Добрынин выделяет три подстадии. Первая - вынужденное внимание (полностью определенное особенностями объекта). Вторая – внимания связанное с внутренними состояниями субъекта Третья – привычное
 Классические представления о внимании.	внимание, которое связано с апперцепционной массой, с прошлым опытом, в котором направляющими являются схемы. Это привычное уже искусственное внимание. Внутренняя полемика между Рибо и Добрыниным имеет смысл. Любовь к труду результат привычки. Но если это результат привычки, то субъект не отличается собственной активностью.
Вынужденное, эмоциональное, привычное – это непроизвольное внимание. Основной для Добрынина уровень – собственно активное произвольное внимание. Для Добрынина это сознательное усилие. Есть наличие осознанности тех процессов, в которых участвует субъект. Субъект во взаимодействии с другими может овладевать своим вниманием. Внимание по Добрынину есть вообще говоря социальная категория. Можно Добрынина рассматривать с подчеркнуто марксистской позицией, как многие в те годы. Если социальное для него, то и классовое. И тогда есть буржуазное и т.д. Ю.Б.Дормашев рассказывает, что ведь это действительно так. Принадлежность к определенному социальному слою определяет характер внимания. Сегодня это не так. А лет 10 назад пример. Иностранный турист с социалистическим вниманием идёт по магазину и конечно его внимание обусловлено происхождением.
Самое интересное – это третий уровень. Добрынин говорит о наслаждении трудом (подобно любви к труду по Рибо). Внимание это сосредоточенность как углубление в данную деятельность. Выбранная деятельность субъектом как членом общества начинает осваиваться личностно. Он входит в данную деятельность. Внимание становится послепроизвольным (это словечко, что бывает редко, попало из советской психологии в мировую). Суть в том, что усилие уже не является необходимым, это высший этап развития активной личности. Средства на третьем уровне средства освоены полностью и деятельность осуществляется без внешних усилий.
В первом подходе мы устанавливали саму способность быть внимательным, сами наблюдаемые проявления и механизмы. Второй подход был консутрктивно-технологическим. Само слово формирование накладывает на проблематику отпечаток, мы исследуем теперь то, что мы формируем. Здесь упомянем Выготского Л.С. (его инструментальный метод) и Гальперина П.Я. (занимался формированием внимания как некоторого внутреннего умственного действия).




О исследованиях внимания у Выготского можно сказать коротко. Главное, что это одна из ВПФ, которая характеризуется направленностью и сосредоточенностью. Выготский полемизирует с Рибо, уточняет слово средство. Если нашим вниманием управляют люди, то Выготский с этим согласен, но это лишь предпосылка к чему-то более важному. Люди и вещи, которые управляют вниманием. Это могут быть и культурные объекты, речевые знаки, вокальная и жестовая речь. Средства надо выявить вовне, показать что первыми средствами управления вниманием являются внешние. Одна группа опытов Выготского посвящена направленности внимания (селекции). Другая – сосредоточенности (удержанию материала в сознании).
Внешние средства для организации направленности. Экспериментальная ситуация как у Кёлера это всегда ситуация выбора (уже не перебора). Овладеть вниманием можно через внешние средства. Знаменитая задача на определение местоположения объекта. Перед ребенком две коробочки, в одной из которых находится награда. На коробках крышки с определенными признаками (у Кёлера они были яркими, потому что интересовало то, может ли быть обнаружена способность различать цвета), но не слишком яркими. Оказываются не задействованными естественные возможности. Желание получить награду конечно есть, но чего-то не хватает. Радуется выигрышу или огорчается проигрышу. Субъект никак не отмечает для себя то, благодаря чему он выиграл или проиграл. Проб может быть 50-70. Ребенок продолжает вести себя случайно до тех пор пока экспериментатор не применяет внешнее средство – указательный жест по отношению к наклейке на коробке (подсказка, внешнее средство организации деятельности испытуемого). Иногда ребенку этого достаточно, чтобы обратить внимание на различие наклеек, а позже вербализовал основы своего выбора. В начале 30-х висела карикатура на Выготского, что целую теорию он «высосал из пальца».
Собственно говоря, наша речь в указательной функции есть средство организации внимания. Вторая группа экспериментов касается сосредоточенности. Более известна и во многом похожа на другие, где использован метод двойной стимуляции. С ребенком играют, связано с названиями цветов. Черного и белого цвета в ответе нельзя называть и цветов дважды нельзя повторять. Первый ряд стимулов – цвета. Назвал какой-то факт и надо удерживать тот факт, что ты его назвал. А второй ряд – это средства (внешние объекты, цветные фишки). Первая серия – только сама игра называние цветов в ответах на вопросы. Вторая серия – то же самое с возможностью использовать фишки. Черный и белый сразу выложены, запретная зона. Назвал фишку и тоже отложил в эту зону. Внешне опосредствованное внимание. Напоминает рабочую память (удержание материала в процессе выполнения действия). Овладение средствами есть овладение собственной психикой, и есть формирование ВПФ.
Следующий автор П.Я.Гальперин. Выготский и Гальперин используют единый термин, взятый у французов – интериоризация (переход средств извне вовнутрь). Выготский указал на необходимость этого процесса, продемонстрировал феномен, но едва ли раскрыл сам процесс и нашёл его стадии. А Гальперин автор концепции процесса поэтапного (планомерного) формирования умственных действий. В общем виде эта концепция приложима не только к вниманию. Но на проблеме внимания её можно проверить, как и любую концепцию.
Гальперин ставит проблему внимания, заботится трудностями изучения внимания, интересуется спецификой этого процесса. Трудностей две. Внимание свойство всякой деятельности и оно не имеет специфического продукта. Хотя естественно оно улучшает восприятие, повышает эффективность. Решение проблемы Гальперин находит в двух аспектах. У сформированного умственного действия (скажем навык письма) основным результатом имеем некоторое предметное содержание, но нужна ещё и мысль об этом содержании ради контроля результата выполняемого действия. В любом действии выделяются ориентировочная, исполнительная и контрольная части. Внимание может обнаруживаться на любой стадии, но как бы генетически связано со стадией контроля. Контролю надо обучать и знак равенства между вниманием и контролем ставить нельзя.
Внимание (по Гальперину) – это функция психического (умственного) свёрнутого и автоматизированного контроля. Говорит здесь только о произвольном контроле. Второе – оно является планомерным, т.е. связано с четким образцом схемой действия. Третье – образец действия осваивается поэтапно, то есть разделяется на ряд специальных стадий, имеет вполне определенный маршрут. Проверить может не только в особом, а как бы в естественном эксперименте. Сказал, что внимание функция контроля, сформируй это психическое действие.
Кабыльницкая провела эксперимент формирующего внимания. Скажем, младший школьник (особый интересный объект для изучения внимания) вошёл в новую область, в деятельность учения. Чтобы выполнять эту деятельность он должен проявлять внимание (и психическое внутреннее, и желательно свернутое сокращенное), а его нет. И это проявляется в наличии ошибок (например, грамматических). Берется намеренно группа таких детей, у которых внимание не развито (не сформировано) и разрабатывает ряд эталонов, которые ребенок сначала осваивает во внешней материальной форме. А затем после ряда этапов ожидается, что внимание станет психическим и свернутым. Пример такого эталона. Детей обучают проверке диктанта. 7 шагов по проверке письменного текста (может помогать людям разного возраста, не только младшего, но и пожилого). 1. Наметь порядок выполнения проверки предложения по его смыслу и по написанию. 2. Читай вслух предложения. 3. Подходят ли слова друг к другу? 4. Нет ли пропуска слов? 5. Читай слово вслух по слогам и выделяй каждый слог. 6. Подходят ли буквы друг другу. 7. Нет ли пропуска букв. На каждой стадии будущее действие деавтоматизируется, становится более развернутым. На каждом этапе происходит переход от развернутого действия к свернутому.
Каверзный вопрос тут: а вы действительно сформировали внимание? Ошибки в текстах дети делать перестали. Ответ: действие выполняется теперь молча (т.е. контроль стал психическим) и быстро (значит свернутое автоматизированное действие). То есть Гальперин определил внимание и сформировал. Остаётся вопрос как быть с непроизвольным вниманием. Многие исследователи начинали как раз с непроизвольного и шли выше. Оно также является контролем. Но этот контроль формируется стихийно и направляется тем, что само бросается в глаза.





Видео Лекции по общей психологии Петухов В.В. (Лекции 1-30)
Видео Лекции по общей психологии Петухов В.В. (Лекции 31-54)

Общая психология: Лекции по общей психологии. Конспект курса лекций (Оглавление)




Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии

Код: Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: